Пресса



Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы своевременно получать самые свежие новости театра

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш телефон:

И друг степей француз

17.04.2008

И друг степей француз
Национальная театральная премия «Золотая маска» становится все более и более интернациональной

Церемония награждения победителей национальной театральной премии «Золотая маска» прошла в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича–Данченко. Прошедший фестиваль был рекордным по количеству номинантов — в общей сложности их оказалось 136 — и лауреатов: около сорока «Масок» получили самые видные театральные деятели и проекты прошедшего сезона.

Почти каждая такая церемония ставит перед вопросом — что оценивать: результаты, то есть справедливость выбора жюри, или саму церемонию?

Если оценивать церемонию «Золотой маски», которая проходила в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича–Данченко, то, увы–увы, добрых слов наскребешь с трудом и немного. Умелый монтаж, конечно, может скрасить многие недостатки, но публика к концу была сильно утомлена, да и актеры — Дмитрий Певцов, Майков, которые, как говорится, весь вечер на манеже, тоже уже не знали, в какую им сторону шутить. Сценарий сильно ограничивал свободу их движений, вяло эксплуатируя героику «Мастера и Маргариты». Соответственно Певцов играл Воланда, Майков — кота Бегемота. По сценарию Воланду пришлось спеть про Сатану, который правит бал под аккомпанемент Оркестра народных инструментов им. Осипова. Этот же оркестр играл и «Полет Валькирий» Вагнера — тут, как говорится, снимаю шляпу перед дирижером Владимиром Понькиным. Что же касается пения, то Певцову, конечно, куплеты Мефистофеля давались с трудом.

В кулуарах можно было узнать, что вся церемония собиралась буквально в последние часы, что актеры, мол, слетали один за другим, в итоге из заявленных в программке кое–кто был, а кое–кого и не было. Но медийные лица — одно, а сценарий — другое. Сценарий явно был плох, местами — просто кощунствен. Скажем, под самые первые аккорды на экране появились лица великих стариков, уже ушедших в мир иной, — Ульянова, Лаврова, Улановой. В этот самый момент на сцену стали выходить в каких–то эффектных нарядах модели, перекрывая своими волнообразными торсами и движениями экран. Идея «настроить» всю церемонию на булгаковский роман явно не совпадала с идеей «Маски» выбрать лучших. А одновременное появление на экране вышеназванных великих и дьявольской троицы — на сцене запутывало совершенно: это что — намек, что все они попали в ад? Или просто какая–то несуразица?

Герман Греф, выступавший в данном случае от лица генерального спонсора фестиваля и премии, путал Анну Нетребко со Светланой Захаровой, высказал предположение, что Нетребко сегодня заняла в России место Марии Каллас, а когда на сцену получать премию вышел худрук балета Большого театра, то Греф его не узнал и попросил представиться. Зал, в котором собралась артистическая и прочая культурная общественность, до того хранивший вежливое молчание, тут уж зароптал.

В этом году отказались от традиционных конвертов (о чем — как о чем–то домашнем и волнующем попечалилась Илзе Лиепа) в пользу электронных — они всплывали на экране, переворачивались несколько раз, затем раскрывались, вылезала бумажка с названием театра и именем лауреата. Выглядело плохо.

Но это — о церемонии. 

Что же до лауреатов, то, вероятно, следует признать, что жюри во многих случаях приняло единственно возможное решение: Лариса Гоголевская из Мариинки (Электра в одноименной опере Рихарда Штрауса) получила заслуженную «Маску» за лучшую женскую роль в опере (за лучшую мужскую был награжден Ахмед Агади из Казани за работу в спектакле «Любовь поэта»), Ирина Пегова, сыгравшая в спектакле Театра Табакова «Рассказ о счастливой Москве», — за лучшую женскую роль в драме.

Лучший драматический спектакль прошлого сезона, по версии «Маски», это — «Жизнь и судьба» Малого драматического театра – Театра Европы. Таково решение жюри. Это — в большой форме, в малой — поощрили «Грозу» Магнитогорского театра, оставив за бортом «Игроков» Театра ОКОЛО, «Самое важное» Мастерской Петра Фоменко, «Июль» театра «Практика», «Рассказ о счастливой Москве». В последнем случае не забыли режиссера — Миндаугас Карбаускис, можно сказать, заручился абонементом — из года в год становится лауреатом «Маски» и из года в год сухо и строго ограничивается одним–единственным «Спасибо!» с полупоклоном.

Получая премию за лучший спектакль в номинации «Эксперимент», Дмитрий Крымов нашел необходимым поблагодарить Анатолия Васильева: «Мы горды тем, что нас в свое время позвал Анатолий Васильев. И мы там теперь процветаем. Желаем ему здоровья и удачи!»

Для двух своих спецпризов жюри драматического театра соорудило весьма элегантные формулировки — награжден был весь женский ансамбль, занятый в спектакле Мастерской Фоменко «Самое важное» и режиссер Валерий Фокин — за возрождение Александринского театра. Леонид Десятников, который возглавлял музыкальное жюри, отдал спецприз Теодору Курентзису.

Андрей Могучий, которому послезавтра режиссировать питерский концерт группы «Ленинград», получил «Маску» от московских критиков, причем — не в первый уже раз. Константин Райкин был назван лучшим актером прошлого сезона, а Дмитрий Черняков стал лауреатом «Золотой маски» за «Евгения Онегина» в Большом театре, спектакль, который после премьеры, если кто помнит, был встречен весьма и весьма неоднозначно. Правда, сам Черняков на церемонии отсутствовал — у него в этот день начались репетиции в Дюссельдорфе. Этот спектакль, хотя его и не признали лучшим, был отмечен еще в двух номинациях — Мария Данилова получила «Маску» как лучший художник по костюмам в музыкальном театре, а Глеб Фильштинский стал лучшим художником по свету. При этом приз за лучший спектакль в опере достается «Пеллеасу и Мелизанде» (совместный проект Музыкального театра им. Станиславского и Немировича–Данченко и французской команды постановщиков и исполнителей) — спектаклю, который после премьеры не был показан ни разу (за исключением двух спектаклей в рамках «Золотой маски»), и, совершенно очевидно, что больше его московские зрители не увидят.

Премию за лучший балет получил спектакль «Пробуждение Флоры» Мариинского театра, Сергей Вихарев был назван лучшим хореографом за работу над этим балетом. Спектакль екатеринбургского театра «Провинциальные танцы» «После вовлеченности. Диптих. Часть 2» победил в номинации «Лучший спектакль в современном танце».

Лучшими среди артистов балета стали Наталья Осипова из Большого театра за партию в балете «В комнате наверху» и Юрий Смекалов, станцевавший Тригорина в балете Бориса Эйфмана «Чайка».

Лучшим кукольным спектаклем назван «Волшебное перышко» санкт-петербургского Театра марионеток, а лучшим мюзиклом — «Самолет Вани Чонкина» из Хабаровска.

Вообще, глобализация дает свои плоды и «Маска» становится все более и более интернациональной: к примеру, лучшим дирижером был назван француз Марк Минковски, а в номинации «Лучшая работа режиссера в опере» с Дмитрием Черняковым состязались англичанин, француз и поляк. Кстати, премию за лучший зарубежный спектакль, показанный в прошлом сезоне в Москве, присудили Роберу Лепажу за «Обратную сторону Луны», спектакль о космосе, среди героев которого есть и советский космонавт Алексей Леонов. Лепаж в Москву приехать не смог, но прислал письмо, в котором благодарил Чеховский фестиваль за приглашение, а вообще — за счастье выступать на святой сцене Художественного театра, а также за московскую публику, самую лучшую в мире.

Григорий Заславский, Марина Гайкович, газета «Независимая газета»




Информационная поддержка:
Генеральные радио партнёры:
750670  Яндекс.Метрика